Баннер 
LBE >> 
List Banner Exchange
России нужна новая столица

Петербург

Следующий исторический период в жизни страны связан с новым переносом столицы – переносом ее в Петербург.
Не может не поразить как бы гомеоморфизм, подобие между положением столицы в Киеве и на брегах Невы.
Столица вновь переносится на окраину страны. И вновь на морские берега, причем именно в то место, где океан наиболее глубоко врезается в материковую линию. Причем вновь новая столица оказывается на морской границе страны с самой развитой и ведущей цивилизацией того времени. Изменилась, правда, к этому времени сама ведущая цивилизация. За прошедшие пять веков цивилизационный центр переместился из Средиземноморья в Северную Атлантику. Англия, Голландия, Франция стали главными цивилизационными центрами того времени. И потому вместо теплого Юга столица оказывается на холодном Севере. Но это уже географическая частность.
Трудно найти место, менее приспособленное к тому, чтобы на нем возвести не то что столицу, но просто город. Вот как описывает строительство Петербурга Адам Мицкевич:

А кто столицу русскую воздвиг,
И славянин в воинственном напоре
Зачем в пределы чуждые проник,
Где жил чухонец, где царило море?
Не зреет хлеб на той земле сырой,
Здесь ветер, мгла и слякоть постоянно,
И небо шлет лишь холод или зной,
Неверное, как дикий нрав тирана.
Не люди, нет, то царь среди болот
Стал и сказал: “Тут строиться мы будем!”
И заложил империи оплот,
Себе столицу, но не город людям.
Вогнать велел он в недра плывунов
Сто тысяч бревен  – целый лес дубовый
Втоптал тела ста тысяч мужиков,
И стала кровь столицы той основой.
Затем в воза, в подводы, корабли
Он впряг другие тысячи и сотни,
Чтоб в этот край со всех концов земли
Свозили лес и камень подобротней.

…У зодчих поговорка есть одна:
Рим создан человеческой рукою,
Венеция богами создана;
Но каждый согласился бы со мною,
Что Петербург построил сатана.

“Дзяды”
Перевод В.Левика


Создание Петербурга выдающийся подвиг русского народа. И все неблагоприятные обстоятельства отступали перед экономической и политической необходимостью. Страна должна была подключиться к центру мировой цивилизации. И наиболее надежным средством было поставить столицу на этом цивилизационном пути. Таким образом, мы опять видим глубокое соответствие между Киевом и Петербургом. Киев был в зоне риска, но риски носили характер человеческий, риски были связаны с опасностью вторжения других народов. Петербург также построен в зоне риска. Но риски уже носили, по преимуществу, природный характер. Страшные наводнения потрясали периодически город. Особенно страшные наводнения происходили в 24-х годах регулярно каждое столетие – в 1724, 1824, 1924. Наводнение 1824 года гениально описано Пушкиным в его “Медном всаднике”. Казалось, сама природа всячески сопротивлялась созданию Петербурга и делала все, чтобы смыть его, унести в море, погубить всех людей. Жертвы наводнений насчитывали сотни и тысячи людей. Но Россия и русский народ выстоял и смог противопоставить природной стихии в совершенно, казалось бы, немыслимых условиях свою волю, настойчивость и непреклонность. И Северная Пальмира на удивление всему миру возникла как по мановению волшебной палочки в виде одного из самых прекрасных и удивительных городов мира, как одно из величайших чудес света. И этим открылась широкая дорога общения России со всем миром и, прежде всего с Европой, история России изменила свое движение. Московская Русь, сбросивши с себя скорлупу, превратилась в величественную Императорскую Россию, сама в кратчайший срок превратилась в важнейший цивилизационный центр.

...И вот явился твой властитель,
Твой князь, иль царь, иль сатана,
И мощною ногой в ботфорте
Он вышиб двери кабака.

Он вышиб дверь, чтоб воздух спертый
Продуть жестоким сквозняком,
Чтоб, наконец, взглянув в Европу,
Смогла ты оценить свой дом.

Бичами робость выбивал он,
на свет глаза вскрывал кнутом,
Чтобы с подстилки ты привстала,
И свежести глотнула ртом.

Чтоб от спесивости надменной
И созерцания пупа,
Ты к деятельности кометной
С восторгом сладким перешла.

 И закружилися заводы,
Рванулись в море паруса,
И новые вставали годы
Для веры, славы и труда.


В Европу руку протянула
Сперва как робкий ученик,
Но в них не долго ты ходила,
Явивши миру зрелый лик.

Уже к тебе спешат народы,
И гений свой сама несешь,
И отдала сполна за годы,
Что провела учеником…

Перенос столицы вызвал одновременно и новую смену правящей элиты. Боярство уступила место дворянству.
Потребность в смене элиты, в притоке к власти свежей крови, не обремененной историческими предрассудками, была одной из важнейшей задач, которую решал Петр Великий. Он понимал, без смены правящего класса его реформы имели мало шансов продолжаться после его смерти. Только приход к власти нового человеческого материала, прямо связанного своими интересами с новой Россией, мог дать прочность его реформам. И именно перенос столицы решал эту проблему наиболее эффективно. Вся старая правящая элита осталась в Москве. Петр как бы стащил с Москвы правящий кафтан, стряхнул с него как вшей всю правящую элиту и перенес его в новую столицу, где уже и был создан новый слой правящей элиты, новый правящий класс – дворянство.
Без этого Петровские реформы оказались бы недолговечными.
Новый правящий класс еще сильнее связан с государством. Свои наделы и поместья новая правящая элита получала уже непосредственно из рук государства и обязана была служить за это “государеву службу”. Только при Екатерине вышел манифест “О вольности дворянства”, который отменял обязательную дворянскую службу.
Итак, мы видим, как тщательно был продуман Петром вопрос о смене столицы. Это не был отнюдь спонтанный шаг, это был шаг гения, даже если гений руководствовался и не четкими логическими формулами, а скорее чувствами. Но мы видим, как точно его чувства вписываются в идеальные экономические и политические формулы.
Но и старая столица – Москва – отнюдь не захирела, как захирел в свое время Владимир после исхода из него столицы. Москва осталась важнейшим деловым центром новой России, более того, она стала центром развития отечественного свободного предпринимательства. Если Петербург был связан, по преимуществу, с иностранными капиталами, с иноземными предпринимателями, то родиной национального капитализма по праву можно назвать Москву. Негосударственное свободное мануфактурное производство, ранняя форма индустриального капитализма, развилось именно в Москве и вокруг Москвы. Москва продолжала оставаться важнейшим культурным и научным центром.  Утеряв столичные функции, Москва, можно сказать, ничего не потеряла, а может быть даже и приобрела, сохранила свою особую культуру, свой московский быт, смогла найти свое неповторимое лицо и важнейшее место в новых условиях. И потому воздвижение памятника Петру Первому в Москве в дни празднования ее восьмисотпятидесятилетия есть акт глубоко символичный, и одновременно как бы предвещающий новые грядущие повороты в ее судьбе
 <<< Оглавление Главная страница Гостевая Дальше >>>
эмульсол купить